Главная / Статьи / Кумирство земного (по снлазареву)

Кумирство земного (по снлазареву)

Человек – диалектическая сущность, состоящая из двух половинок. Первая – это вещество, вторая – поле. Вещество – это тело человека, оно обращено к Земле и ко всему земному. Поле – это мысль, душа и дух человека. Оно разлито во Вселенной и во всем сущем, и на самом тонком уровне является частью первопричины. Для того чтобы противоположности переходили друг в друга и взаимодействовали, у них должен быть посредник, в котором соединились бы их качества. Этим посредником является душа человека. На тонком духовном уровне между нами нет никаких отличий, мы – единое целое. Физические оболочки у нас разные. На уровне души мы и похожи, и различны. Сознание, интеллект человека – это полевая структура, обращенная к Земле и связанная с телом. Дух человека устремляется к Богу, а душа, то есть эмоции человека, объединяет противоположные начала и устремляется и к Богу, и к Земле. Поэтому для души главное правило это соотношение устремлений к земному и к Божественному. Раньше это был колебательный процесс. В одной жизни человек ближе к Земле, он зацепляется за нее, и его эмоции становятся все более низменными. В следующем воплощении в таком режиме он уже не может выжить, его душа устремляется к духовности, к Богу, он становится благородным. Поэтому, порядочные и добрые люди часто болеют и несчастливы, ибо болезни и несчастья блокируют ту грязь, которая находится в их сердцевине или пришла из прошлых жизней. А подлецы и негодяи живут прекрасно, потому что имеют чистую сердцевину из прошлой жизни.

Теперь относительно половинок тела и души; На тонком уровне я соединен со всем человечеством и со всей Вселенной, в конечном счете. Скажем, на определенном уровне духа моя духовная масса это масса всего человечества. Но моя физическая оболочка – это крошечная часть человеческой массы. Из этого следует, что интересы моего духа намного важнее интересов моей оболочки. Поэтому и забота о духовных структурах должна быть намного больше, чем о телесных. Мне не позволят заботиться о своей физической оболочке, если я не хочу работать на всех.
В начале 60-х годов ученые провели исследования в океане, которые показали, что в колониях организмов, живущих в воде, каждый берет себе только 20% необходимых для жизни веществ, 80% выбрасывает в воду. Долго не могли понять, и чем же дело? Потом поняли. Оказалось, что вроде бы напрасно выбрасываемые химические вещества создают межорганизменные связи, благодаря которым и выживает колония. Эти правила работают на всех уровнях организации живого. Человек – не исключение. Только 20% своей душевной энергии он должен взять себе и своим земным проблемам, а остальные 80% – отдать Богу. Чем приземленней душа человека, тем больше она должна стремиться к Богу, и наоборот, духовный человек может уделить внимание земному. Здоровая клетка сначала работает на организм, потом на себя. Если клетка забывает об организме и начинает работать только на себя, то она подлежит уничтожению. Искушение забыть о главенстве организма весьма велико, ведь его клетка не видит и все необходимое для жизни получает от окружающих ее клеток, поэтому периодически взаимодействие с этими клетками должно нарушаться, чтобы главный импульс клетка посылала целому, а не части. Есть еще одно эффективное средство – смерть клетки. Тогда резко обрывается ее контакт с другими клетками, и ее главная информационная структура резко меняет ориентацию с физической оболочки, где все разделено, на полевую, где все едино. Ощутив высшую степень единства с организмом, клетка возвращается на физический уровень и забывает об этом контакте, и, хотя ее сознание обращено только на собственные интересы, подсознание, где есть память о прошлом, приказывает ей в первую очередь работать на организм. Вот почему в здоровом организме клетки периодически отмирают, а раковые клетки практически бессмертны.

Значит, смерть, то есть разрушение физической оболочки и активизация полевой, является в природе самым мощным принудительным фактором развития. Эти законы справедливы для любого организма, будь то несколько живых молекул или колония бактерий, или человечество, или все живое во Вселенной.

Человек – та же клетка во Вселенной. И как здоровая клетка, он должен работать сначала на Вселенную, потом на себя, и Бога он должен любить больше, чем все, что связывает его с Землей. Высшим счастьем на Земле должна быть любовь к Богу, и точка опоры человека должна стоять не на земных ценностях, а на любви к Богу. В этом самое главное. В наше подсознание, то есть в нашу душу, проходит все то, что постоянно фиксируется в сознании. Если человек думает только о земном и держится за земное, забыв о Божественном, то прилипает к Земле не только малая часть его души, но и вся душа в целом. Он уподобляется раковой клетке, которая, забыв об организме, работает только на себя. Этот процесс необходимо остановить, ибо деградация духовных структур опасна для всей Вселенной. Поэтому человек периодически должен быть оторван от земного болезнями, травмами, несчастьями и смертью в зависимости от того, насколько его душа заземлена. Умение принять все это, как данное Богом, – это умение очистить душу. Неприятие спасения в форме разрушения земного дает еще более сильное прилипание к земному и агрессию.

Как определить, прилипла душа к земному или нет? Очень просто, – по агрессии. Именно она является сигналом, что душа стала притягиваться к земному. Представим, что моя душа прилипла к деньгам. Значит, автоматически, хочу я или нет, у меня появятся эмоции, связанные с этим: презрение к тем, кто не имеет денег, зависть к тем, у кого денег больше, ненависть к тем, кто меня обворовывает, осуждение того, кто занял и не отдал вовремя, сожаление о том, что не сумел заработать больше, и нежелание жить, если потеряю их. Я буду постоянна бояться за них и мечтать о них. Все это будет сильнее прилеплять меня к земному, и моя душа будет становиться все агрессивней. Пока этот процесс идет в сознании, для Вселенной он не опасен, потому что сознательный интеллект – это крошечная часть того, что мы называем духом, потому что он связан с телом и его потребностями. Это как яд, накапливающийся к осени в листьях дерева, для дерева он не опасен, а листья облетают. А вот если он проникает в корни, которые питают все дерево, – это уже опасно. Агрессия, наполняющая душу, становится опасным ядом для Вселенной.

Чем больше я ненавижу, осуждаю, презираю, тем сильнее моя душа прилипает к Земле и тем быстрее эта агрессия проходит в мое подсознание, то есть в мою душу. Чем на более тонкие уровни она проходит, тем быстрее ее нужно остановить. Здесь есть четыре варианта. Первый – добровольный. Я чувствую что-то неладное, начинаю помогать другим, отдаю деньги на благотворительные нужды или отказываюсь от них вообще. Если я этого не делаю или не сумел этим очиститься, включается принудительный механизм. Второй вариант – я либо должен потерять деньги, либо меня должны обворовать. Если я не испытал ненависти к обворовавшему, не осудил его, я очистился. Если же осудил, обиделся, стал презирать, значит, не принял самого щадящего очищения. Тогда включается третий, более жесткий вариант: болезни, травмы, несчастья. Не сумел внутренне очиститься – последний вариант очищения – смерть. Получается парадокс: человеком, обворовавшим меня, мне спасают жизнь. Умение сопротивляться снаружи этому и абсолютно принять внутри – это умение сделать здоровой душу и, в конечном счете, тело.

Так вот, несколько тысяч лет назад душа человека могла прилипнуть к видимым материальным благам. Это был первый уровень земного счастья: пища, сексуальные удовольствия, дом, имущество, деньги. Если человек привязывался душой к этому, душа становилась алчной, ненавидящей и обидчивой. И все блага он должен был потерять, чтобы очистить душу. Чтобы не погрязнуть в земном, вводились периодические ограничения в еде, сексуальных удовольствиях. Возникали обряды и обычаи, которые не позволяли человеку забыть о Боге и душой прилипнуть к Земле.
Но проходили тысячелетия, человечество повышало свой духовный уровень и возможность абстрагирования. Человек уже видел не только предмет, один или другой, но и то, что связывало их, объединяло. Появилось земное, но невидимое, и оказывается, что прилипнуть можно и к этому. Это и есть второй уровень земного отношение с близким человеком, любовь к нему, чувство долга, все, связанное с работой, положением в обществе и так далее. За это зацеплялись более духовные люди. Если человек любил родителей больше Бога, то в следующей жизни родители должны были обижать его, плохо к нему относиться, чтобы его душа не привязывалась к ним, и он свою любовь направил к Богу. Нужно было периодически разрывать отношения между людьми, чтобы они цеплялись за главную, вечную нить – связь с Богом. Понимание этого, выраженное на уровне концепции, дал Иисус Христос. Вот почему главная заповедь Иисуса Христа – “Возлюби Бога превыше матери и отца своего”. Вот почему он говорил: “Я пришел разлучить брата и сестру, мужа и жену”. Заповедями, притчами и своим поведением Христос дал понять то, что душа не должна прилепиться ни к чему земному, даже если оно невидимое.

Прошло время, и человечество поднялось еще на более высокий уровень, и оказалось, что есть третий уровень земного счастья. С точки зрения Божественной, таким же капиталом, как деньги, машина, дача являются способности человека, его душевные качества, мудрость и судьба. Этот уровень прилипания дает самую большую гордыню, самую большую агрессию и самые тяжелые заболевания. С чем это связано?
Дело в том, что каждый человек знает: если у него есть деньги, то завтра он их может потерять. Искушение поставить точку опоры на них не очень большое. То же самое с любыми материальными благами. Люди духовные достаточно легко преодолевают этот уровень, но вот искушение прилепиться к семье, к положению в обществе, к любимой работе и желание реагировать агрессией, когда это разрушается, – гораздо больше, и блокируется оно тяжелыми болезнями, травмами и несчастьями.

Третий уровень существенно отличается от первых двух. На него невозможно выйти без соединения западного и восточного способов мышления. Мышление Запада исходит из понятия одной жизни, мышление Востока – из понятия многих воплощений. Соединить мышление Запада и Востока – это значит совместить земное с интересами Божественного, это умение быть тактиком и стратегом, святым и дельцом одновременно.

Чем отличается третий уровень? Суть в том, что я твердо знаю: и деньги, и любимую работу, и материальные блага я потеряю вместе со своей жизнью. Способности в могилу не унести, но основная память и мой опыт, дающий развитие способностей, хранятся около пяти жизней в дубле. Поэтому и способности, и душевные качества, лежащие в их основе, могут существовать до пяти жизней. Как умирает тело, так умирают и наши способности и душевные качества. Самым долговечным капиталом является мудрость, потому что информация о ней хранится в структуре, называемой “судьба”. Искушение прилепиться к мудрости максимальное. Когда это происходит, возникает самая большая гордыня. Возвеличивание и любовь к мудрости другого человека или своей самое большое искушение. Зацепка за мудрость дает самую большую агрессию. Вот откуда идет притча об ангеле, поставившем свою мудрость выше Бога и отрекшемся от Бога, и, в результате, ставшем дьяволом. Через сорок девять жизней разрушается судьба человека, разрушается зацепка за мудрость. Истинно мудрыми становятся люди с исковерканной судьбой, перенесшие многие несчастья и лишения и умеющие принять их как очищение, понявшие, что точку опоры нельзя ставить на мудрость и судьбу, и переместившие точку опоры на любовь к Богу.

Если наша душа постоянно не устремлена к Богу и не ищет новых путей к познанию и совершенству, она незаметно начинает прилипать к Земле, и тогда включаются принудительные механизмы очищения. Сначала самые тонкие: уколы, обиды, неприятности от людей. Если человек не понимает, что люди ни при чем, что это Божественное его лечит, включается более жесткий механизм. То же самое делается близкими людьми: родителями, братом, мужем и женой. Не принимают это – удар идет через детей. Если духовных страданий, идущих от других людей, человек принять не может, подключаются физические. Сначала неприятности, несчастья, травмы, а потом уже болезни или смерть.

– Вы не могли бы помочь моему другу? – Обращается знакомый. Он очень хочет выжить, а, судя по всему, шансов у него немного.
Я соглашаюсь на встречу с молодым человеком и объясняю ему, в чем причина возникших проблем.
– Когда человек завидует, ненавидит, сожалеет, его душа приклеивается к тому, из-за чего он это делает. Например, я постоянно завидую кому-то из-за денег, моя душа прилипает к ним, и денег у меня не будет. Если я презираю человека, который потерял деньги или не сумел заработать, происходит то же самое – денег у меня не будет. Все видимое, что непосредственно дает счастье нашему телу, является зацепкой за первый уровень: еда, сексуальные наслаждения, одежда, жилище, деньги и так далее.
– Простите, но я совершенно спокоен по отношению к деньгам.
– Но Ваша душа не спокойна к сексуальным наслаждениям. Вы слишком зацеплены за это, поэтому у Вас должны быть проблемы. Основная зацепка у Вас за второй уровень земного. Любимую женщину, семью Ваша душа готова поставить выше Бога. Поэтому женщины должны были рвать с Вами отношения, предавать Вас, обижать. Вместо того, чтобы внутри принять это и очиститься. Вы презирали женщин, это как программа уничтожения. Презрение опасней ненависти и обиды. Презирая жену, Вы убивали своего будущего сына. В настоящее время его шансы появления на свет близки к нулю, поэтому либо Вы тяжело болеете и меняете свое отношение к миру, очищаете свою и его души, либо Вам нужно умереть, чтобы хотя бы в следующей жизни он смог родиться. Положение усугубляется тем, что Ваша душа зацеплена еще и за третий уровень земного – за мудрость. Вы сначала презирали глупых и несовершенных, а затем стали презирать себя.
– Да я не презираю себя, – протестует молодой человек.
– Хорошо, что Вы делаете, если совершили промах или плохой поступок?
Он пожимает плечами.
– Сам себя ругаю: “Вот дурак какой!”
– Это и есть презрение к себе. Любая форма агрессии приклеивает нас к тому, на что она направлена.
Несколько минут молодой человек в раздумье.
– Недавно я был у одной целительницы. Она бывший врач, получила видение и, в принципе, сказала то же самое, что и Вы, то есть чтобы я читал десять заповедей. Вы мне говорили, что я женщин люблю больше Бога. Первая заповедь говорит о Боге, а десятая заповедь говорит: “Не возжелай жены ближнего своего”. Еще она сказала, чтобы я постился и читал молитвы, но мне это не помогло. Скажите, почему?
– Дело в том, что Ваше презрение связано с повышенной гордыней. Максимальная гордыня дается зацепкой за третий уровень земного. Значит, в первую очередь нужно преодолеть желание поставить свою мудрость выше любви к Богу. Но в христианстве нет заповедей, касающихся третьего уровня земного. Все дело в том, что заповеди блокируют то, за что можно зацепиться в одной жизни. Способности, душевные качества, мудрость живут больше одной жизни и связаны не только с жизнью на Земле, но и с жизнью в других мирах и на других планетах, поэтому желание поставить главную точку опоры не на любовь к Богу, а на третий уровень земного – самое большое желание, и справиться с ним сложнее всего.

Как выяснилось, опасность агрессивной эмоции не в ее силе, а в глубине проникновения этой эмоции в душу. Поэтому презрение гораздо опасней ненависти или обиды. Если у человека есть зацепка первого уровня, возникает агрессия, но она поверхностна, зацепка второго уровня дает агрессию более опасного, глубинного уровня. Говоря простым языком, греховодник, выпивоха и бабник менее опасен, чем ревнивец и чинуша. Зацепившийся за чувство долга, за работу, за семью на тонком уровне более опасен, чем первый.

Расскажу Вам притчу о двух монахах:
Один из монахов постоянно постился и молился, был худой и изможденный, а второй позволял себе поесть и выпить, был толстенький и веселый. Когда прилетел ангел и стал выбирать, кто более святой, то выбрал второго, и все в изумлении стали спрашивать, почему второго, в чем же дело ? Ангел ответил следующее:
– Когда я начинаю поститься, голодать и делаю это долго, то начинаю презирать других, чувствую себя выше других, совершенней, если я не пощусь и выпиваю, то уже не могу презирать людей несовершенных. И когда мне надо было выбирать, я выбрал второго.

Я объясняю дальше молодому человеку:
– Обильная еда, питье, сексуальные удовольствия заземляют нашу душу весьма сильно. Поэтому периодические ограничения, и весьма жесткие, в этом плане необходимы, но полностью наложив запрет на все это, Вы не станете святым. Работа в этом плане не является определяющим условием развития духовности. Определяющим, является стремление развить любовь в Вашей душе.

Недавно я был в городе, находящемся недалеко от Петербурга. Случай здесь был классический. В нем сконцентрировалась проблема, преследующая сейчас многих. Передо мной сидела хорошо одетая женщина, достаточно симпатичная, обаятельная. Она говорила спокойно и уравновешенно, и только, когда касалась больной темы, ее тон менялся.
– Мы с мужем хотим убить своего сына. Я пытаюсь удержать в себе это желание, но чувствую, что уже не могу. Думаю, что рано или поздно мы его убьем. Это не человек, это выродок какой-то. А ведь мы с мужем воспитывали его совершенно по-другому. Сыну восемнадцать лет, но когда сидит за столом, он не ест, а жрет, он издевается над нами постоянно, – глаза женщины наливаются злобой и ненавистью. – Он забирает из дома деньги и может просто их выкинуть куда-то. Мне стыдно перед людьми за него. Это ведь постоянное унижение и издевательство какое-то.
– Послушайте, – пытаюсь я остановить ее. – Ваш сын гораздо порядочнее и чище вас обоих, и своим внешним поведением, которое кажется вам безобразным, он лечит ваши души. Точнее говоря, вас лечат вашим сыном. Для того, чтобы изменить ситуацию, вам нужно менять себя, свое отношение к миру. Тогда сын станет намного мягче. Когда вы лечите свою душу, то исправляете поведение окружающих людей. Для вас сын является игрушкой и рабом, но его душа вам не принадлежит. Это его право – как есть, во что одеваться. Ненавидеть и осуждать его за это нельзя.
– Так это он нас ненавидит! – опять зло восклицает женщина. У меня уже три года лежит для него яд. Но меня все время что-то останавливает. У мужа дома лежит завернутый топор, он несколько раз хотел зарубить сына, но всякий раз ему что-то мешало: то кто-то приходил, то что-то отвлекало.
Мне трех-пяти секунд достаточно, чтобы увидеть и оценить ситуацию, но вот сумею ли я объяснить ее женщине?
– Видите ли, – начинаю я объяснять ей, – есть определенные законы, которые выполняются неукоснительно. Программа гасится контрпрограммой. У Вас колоссальная подсознательная агрессия по отношению к сыну, и, чтобы выжить, он должен проявлять сознательную агрессию. Таким образом возникает равновесие. Теперь поговорим о причинах агрессии. Вы в прошлых жизнях имели деньги, благополучную судьбу, и Ваша душа стала прилипать к ним, потому что Вы презирали несовершенство, почувствовав себя совершеннее других. Душа должна любить сначала Бога, а потом земное. Когда душа прилипает к земле, она становится гордой и агрессивной. Ваша душа стала прилипать к деньгам, материальным благам, благополучной судьбе.
– Ничего подобного, – с нажимом возражает женщина. – Я за деньги совершенно не зацеплена. Я готова помочь любому, и меня часто просят о помощи, а вот мой сын хамски требует у меня денег. Если я не даю, он, мерзавец, берет какую-нибудь вещь и продает ее. Я его так ненавижу, что стала ненавидеть уже всех детей. Молодая женщина качает ребенка в коляске, а мне хочется убить его и сказать: “Дура, ты не знаешь, что он потом сделает с тобой”.
Я смотрю ей в глаза и стараюсь говорить помягче.
– Сначала Вы раскручивали и тащили за собой программу уничтожения сына и всех детей, а теперь она Вас тащит за собой, и Вам все труднее контролировать эмоции. Сейчас Вас может спасти только устремление к Богу.
– Какой Бог, о чем Вы говорите. Я никогда в Бога не верила и не понимаю, при чем тут Бог.
Я продолжаю спокойным голосом:
– У меня недавно был пациент с тяжелым заболеванием, и я сказал ему, что он должен молиться, чтобы выжить. Он возразил, что никогда не делал этого и делать не будет. Я ответил, что помочь ему не могу. Ваш сын Вам кажется выродком, а его поведение ужасным. А себя Вы считаете добрым и отзывчивым человеком, не зацепленным за земные блага, но в глубине души Вы черствый, корыстный человек, зацепленный за деньги и презирающий других. Для такого человека видимое благополучие выше невидимого, то есть духовного. Он зубами держится за имидж, положение в обществе, для него главное – не ответственность перед Богом, а то, что скажут и подумают другие. Как Вы относитесь к людям в этой жизни, так к Вам будут относиться дети в будущих жизнях. Ваш сын относится к Вам так, как Вы относились к людям в прошлых жизнях. Поскольку понятие “Бог” Вам чуждо, то интересы души идут после интересов тела. Поэтому то, что для Вас является спасением и очищением, хотя и мукой. Вы отрицаете. В этой жизни Вы стараетесь вести себя правильно, поэтому Вас отводили от той ситуации, в которой Вы могли убить сына. После его смерти Вы бы недолго прожили с мужем. Судя по всему. Вам предстояло умереть от тяжелого заболевания, а Вашего мужа должны были убить. Вы хотите разрубить веревку на шее, а затянете ее еще сильнее. Ваш сын таков, каким Вы его сделали в прежних жизнях. Хотите изменить его – меняйте себя, работайте над собой. Все причины в Вас. Его душа в глубине своей весьма гармонична. Изменить себя Вы можете, переместив точку опоры с интересов тела на интересы духа. Высшая точка опоры – любовь к Богу.
– Послушайте, – говорит женщина, сверля меня тяжелым взглядом, – все мои знакомые не верят в Бога. Но они добрые люди, и у них нормальные дети. Почему же со мной такое?
– Вы просто раньше их в прошлых жизнях начали прилипать к Земле. Если эти люди не изменят своего отношения к жизни, они исчерпают свои запасы, и у них будет то же самое.
– Нет, я не могу поверить, – решительно отвечает она.
– А я Вам не могу помочь, – отвечаю я.
Она поворачивается и идет к выходу. Я ее догоняю.
– Во-первых, оставьте домашний телефон,, во-вторых, запомните: убьете сына – изувечите свою душу. Вас разорвут на части, и не только в этой жизни, но и в следующих. Втретьих, сумеете молиться, что Бога любите больше всего на Земле, а также молиться за сына – его отношение к Вам изменится. Вы меня понимаете, изменится именно к Вам. – Она молча уходит, а я, измотанный, сажусь на диван.
Несмотря на внешний вид, подсознательная агрессия против сына у женщины резко упала. Через десять дней звоню ей.
– Не знаю, как подсознательная агрессия, а внешне я стараюсь не осуждать его и молюсь, – говорит она.
– У Вас и на внутреннем уровне неплохо, – отвечаю я. Отношение сына к Вам изменилось или нет? Расскажите, пожалуйста.
– Да, он стал мягче, – слышу в ответ.
Когда я разговаривал с женщиной по телефону, то не узнал ее голос. Тот металл, который я слышал в первый раз, похоже, исчез навсегда. У меня часто бывают неудачи и ситуации, в которых я не могу и не знаю, как помочь человеку. Но вот такие случаи дают ощущение, что просто нужно идти вперед и все неудачи принимать, как возможность для совершенствования.

На приеме женщина неожиданно спрашивает у меня:
– Если появляется негативная мысль, то надо ее сжечь? Это помогает или нет?
– Нет, конечно, – отвечаю я.
– Вы ошибаетесь, – разочарованно отвечает женщина. – Я заметила, что становится лучше.
– Надолго? – спрашиваю я.
Она пожимает плечами.
– Просто я смотрю на это со стратегических позиций, а Вы – с сиюминутных. Негативная мысль – это следствие, а причина в том, что душа прилипла к чему-то земному. Если постоянно бороться со следствием, то улучшение будет, а потом обернется еще большей чернотой. Грязная, негативная мысль – это та же болезнь. Когда медицина пыталась справиться с болезнью, а не с ее причиной, она всегда терпела неудачу. Но неудача была потом, а сначала было облегчение. Оно-то и считалось выздоровлением. А сейчас этот переход после улучшения к ухудшению значительно сократился. Врачи стали понимать, что устранять следует не болезнь, а причину болезни. Весьма показательно здесь отношение к повышенной температуре. Сначала пытались сбросить жар, считая это болезнью, а потом увидели совершенно обратное.

То же происходит и в экстрасенсорике. В начальных, примитивных формах работы экстрасенс пытается вытащить болезнь и разрушить ее, сжечь и куда-то перенести. И появилась техника сжигания болезней лучом из третьего глаза, перемещения болезни в глубь Земли, в центр Солнца, перемещения ее в какие-то предметы, в животных, представления болезни в виде рыбы с целью “утопить” ее в океане и так далее. Это помогает, когда причина, которая блокируется болезнью, незначительна. Поэтому возвращение проблемы происходит плавно, медленно. А когда привязанность к земному мощная, тогда такая техника дает не улучшение, а ухудшение. Все силы уходят на бесплодную борьбу со следствием, а не с причиной. Этот механизм известен достаточно давно. Вспомните притчу Иисуса Христа о бесах.
Бес – это грязная мысль, которая засела в душе. Человек выгоняет беса из души, и тот уходит, но, погуляв, он возвращается назад и приводит еще семерых. Метод выжигания каленым железом дает семикратное ухудшение. Причиной возникновения грязи в душе является желание земное благо сделать абсолютной ценностью. Отказ от логики духовного и Божественного работает только на логике земной. Это принцип раковой клетки – отказ от организма и работа только на себя. Поэтому желание уничтожить гадкое, грязное приводит к десятикратному его увеличению, Душа очищается тогда, когда она в любви и смирении устремляется к Богу, поднимаясь над всем земным, а не тогда, когда она пытается сжечь все земное. Нужно быть на Земле, но не принадлежать ей. Нужно любить Землю, но после Бога. Чернота, Дьяволизм побеждают, когда становятся выше Божественного. В изначальной любви к земному заложен эгоизм. Вот откуда появляется тезис об изначальной греховности человека. А нужна ли тогда вообще любовь к Земле? Конечно, нужна. Должна ли клетка работать на себя? Естественно. Но на организм она должна работать всегда больше. В каждой клетке есть тенденция работать на себя, то есть раковое начало. Вся суть – в соотношении. Любовь к Богу – это крылья, любовь к земному – это гири. И чем тяжелее гири, тем сильнее должны быть крылья. Если снять гири, идет мощный скачок наверх, но если их опять не подвесить, то крылья будут ослабевать. Поэтому периодическое отключение от всего земного благотворно влияет на душу.
И еще один очень важный момент. Грязная душа очищается земной грязью. Если у человека высокая подсознательная агрессия, она будет лечиться сознательной агрессией, направленной против него. Внутреннее неощутимое презрение к другим лечится внешним высокомерием других людей. Войти в грязь и не запачкаться в ней можно только тогда, когда ее не осуждаешь. Поэтому ничто так не очищает душу, как снятие внутреннего осуждения всего того, что мы называем грязью земной: подлость, лицемерие, предательство. Если я внутри принимаю все, как данное Богом, без ненависти и осуждения, а только с любовью, моя душа будет не загрязняться, а очищаться. Осуждать себя за дурные мысли нельзя, нужно сознавать, что это патология, и все силы направлять не на ненависть к себе, а на желание подняться над несовершенством и обуздать его. В будущем мы так же будем любить все земное и привязываться к нему, и зависеть от него. Но в душе каждого человека будет разгораться Божественная искра, которая не позволит ему прилипнуть ко всему земному.

Человек, приходящий в церковь, зависит от кармы священника, с которым общается. Это духовная зависимость. Поэтому, здесь весьма важны чистота помыслов и внутренняя незаземленность священника. Чем больше мы уважаем какого-либо человека, тем больше наша душа взаимодействует с его душой. Кроме духовной и наследственной кармы, есть еще и семейная, и социальная, и материальная Если человек свою душу не отдает напрямую Богу, он все сильнее начинает зависеть от душ других людей, его душа все больше открывается для воздействия других людей и все больше зависима от них.

“Возлюби ближнего своего как самого себя и возлюби врагов своих”, – означает, что поскольку мы едины на тонком уровне, то ненависть к другому человеку и пожелание смерти ему равносильны пожеланию смерти себе и своим детям. А желание всю свою любовь отдать другому человеку равносильно тому, чтобы отдать эту любовь себе. Это программа раковой клетки, принцип которой предполагает отречение от организма и работу на себя. Поэтому Христос говорил: “Возлюби Бога превыше отца, матери и себя самого”. И только остатки любви я могу отдать другому человеку, а любовь к другому человеку всегда вторична.